You are currently viewing Рождественские подарки

Рождественские подарки

Примечательно, что дети царя сами приобретали рождественские подарки для родителей на свои карманные деньги. Описывая рождественскую елку в декабре 1837 г., дочь Николая I Ольга Николаевна упоминает: «У нас была зажжена по обыкновению елка в Малом зале, где мы одаривали друг друга мелочами, купленными на наши карманные деньги».

Царская семья не забывала одарить подарками и свиту. После раздачи взаимных «семейных» подарков все переходили в другой зал Зимнего дворца, где был приготовлен большой длинный стол, украшенный фарфоровыми вещами, изготовленными на императорской Александровской мануфактуре. Здесь разыгрывалась лотерея. Николай I выкрикивал карту, выигравший подходил к императрице и получал выигрыш – подарок из ее рук.

Рождественские праздники начинались со всенощной службы в малой дворцовой церкви. Как правило, это семейный праздник, с приглашением только «своих». На богослужении присутствовали лишь императорская чета и все их дети. После службы все направлялись в Золотую гостиную Зимнего дворца, где каждого ожидала своя елка. Подарки подбирались очень тщательно, с учетом склонностей, желаний и увлечений каждого из членов семьи.

Конечно же, среди них были разнообразные игрушки, а также книги, наряды, украшения, картины и многое другое. Ольга Николаевна однажды получила на Новый год замечательный рояль. Мальчиков ожидали военные игрушки — солдатики, сабли и ружья, а также мундирчики их полков. Как-то среди других подарков наследник Николая I получил от отца бюст императора Петра Великого, которого он считал образцом для подражания.

Однако царская семья не могла остаться в своем узком кругу даже в рождественскую ночь. На елку приглашались и те, кто фактически становились со временем почти членами императорской семьи: няни и воспитатели, то есть те, кто растил царских детей, отчасти заменяя им родителей.

Самый оригинальный подарок получила дочь Николая I Александра от своих родителей в 1843 г.: накануне праздника в Петербург прибыл ее жених, но княжна ничего об этом не знала. И лишь когда празднество началось и распахнулись двери главного зала в Зимнем дворце, она увидела своего возлюбленного принца, привязанного к елке.

В последний день старого года во дворец, как вспоминала дочь императора, «неизменно приезжал митрополит Серафим с монахами Александро-Невской лавры, певшими… чудесное славословие». Затем император с императрицей собственноручно подносили им угощение.

А еще Александра Федоровна в новогодние дни любила устраивать традиционный для Западной Европы праздник «бобового короля». Своими корнями он восходит к легенде о поклонении королей младенцу Христу. В пирог запекался боб, и тот, кому он доставался, становился королем праздника. Король выбирал себе королеву, и на короткий миг они распоряжались всем окружающим. Великая княжна Ольга описывает один из таких «бобовых праздников», когда был устроен китайский маскарад. Все присутствующие надели китайские костюмы. Сам император был в наряде мандарина, «с искусственным толстым животом, в розовой шапочке, с висящей косой на голове. Он был совершенно неузнаваем».

Николай I вообще не боялся выступить в неожиданном виде. Например, в мае 1842 г., в честь 25-летней годовщины своей свадьбы с Александрой Федоровной, он устроил «Царскосельскую карусель». Слово «карусель» тут используется не в том смысле, как мы привыкли: раньше так называли рыцарские «дефиле», во время которых закованные в доспехи воины, двигаясь по кругу, демонстрировали свои навыки владения оружием. На этот праздник собралась почти вся огромная семья. Для всех пошили средневековые костюмы. Императрица выступала в образе Прекрасной Дамы, а император щеголял сверкающими доспехами.