Мороженное в Гельсингфорсе

Русский торговец мороженым на улице в Гельсингфорсе. Фото 1898 г. из собрания Городского Музея Хельсинки. Современная колоризация. По воспоминаниям, мороженое на улицах финской столицы продавали, в основном, русские торговцы, приезжавшие из Петербурга к 1 мая и торговавшие до наступления осени.По дороге — стук да стук —Едет крашеный сундук.Летним утром в сундукеЕдет зимний холод —Синий лед, что на рекеБыл весной расколот.Банки круглые во льдуТараторят на ходу.От стоянки до стоянкиРазговаривают банки:«Будет пирНа весь мир.Мы везем для вас пломбирИ клубничное,ЗемляничноеМороженое!» (С.Маршак)Информация со страницы в ВК сообщества ВЕЛИКОЕ КНЯЖЕСТВО ФИНЛЯНДСКОЕ: https://vk.com/club210067667.

0 комментариев

“Ушаков и Кудряков, Баранов и Табунов, Дулдин! Дул-дин! Ушаков и Яблоков, Королев и Дураков, Шарин! Шарин!”

"Ушаков и Кудряков, Баранов и Табунов, Дулдин! Дул-дин! Ушаков и Яблоков, Королев и Дураков, Шарин! Шарин!" - эту забавную считалку для игр сочинили гимназисты Гельсингфорса еще в XIX веке.Для финского слуха эти слова звучали загадочно и экзотично. Между тем, эта скороговорка целиком состоит из фамилий русских купцов, которые школьники видели на городских вывесках. В 1850-х гг. русские купцы составляли до 40% местного торгового сословия.Читайте историю Великого Княжества Финляндского на нашем сайте.Информация со страницы в ВК сообщества ВЕЛИКОЕ КНЯЖЕСТВО ФИНЛЯНДСКОЕ: https://vk.com/club210067667.

0 комментариев

Самый старый общественный памятник в Хельсинки

В самом центре Хельсинки, на набережной, возвышается монумент в честь посещения царской семьи Гельсингфорса, с выбитым на нем именем императрицы Александры Федоровны, жены Николая I. Император с супругой прибыли в Гельсингфорс на колесном пароходе «Ижора» 10 июня 1833 г. И если верить легенде, то обелиск, или как его еще называют – Камень императрицы (Keisarinnankivi), был установлен именно на том месте, куда ступила на берег ее нога.Это самый старый общественный памятник в Хельсинки. Средства на установку памятного обелиска на Торговой площади собирали народными силами. Также некоторую сумму выделил сенат княжества Финляндского. Судьба этого обелиска весьма примечательна. В 1917 г. революционные матросы сбили с монумента орла. Изувеченная птица хранилась на складе музейного ведомства. Лишь много лет спустя, по инициативе Валдемара Меланко, возглавлявшего много лет Институт России и Восточной Европы, потомка выборгского предпринимателя Ф.И. Сергеева, памятник реставрировали. 17 декабря 1971 г., в 136-ю годовщину установки обелиска, двуглавый орел вновь занял свое место. Появление…

0 комментариев

Картина Альберта Эдельфельта

Картина знаменитого финского художника Альберта Эдельфельта посвящена событиям русско- шведской войны (1808–1809), в результате которой Швеция потеряла свои восточные территории а Финляндия вошла в состав Российской Империи на правах автономного княжества.Фактически избраженная на картине сцена является иллюстрацией к стихотворению "Губернатор" из поэмы Рунеберга "Рассказы прапорщика Столя". На ней шведский губернатор провинции Саволакс и Карелия Олоф Вибелиус встречается с русским генаралом Буксгевденом.Во время войны Вибелиус оставался на своем посту, когда русские войска заняли Куопио 15 марта 1808 г., и призывал жителей своего графства воздерживаться от вооруженного сопротивления. Когда главнокомандующий русскими войсками Фридрих Вильгельм фон Буксгевден приказал губернатору конфисковать дома офицеров, которые еще сражались в шведской армии, Виделиус категорически отказался исполнять приказ, заявив, что по шведским законам родственники не отвечают за действия членов семьи. Преемником Улофа Вибелиуса на посту губернатора Куопиоской губернии был назначен С.В. Карпелан.Репродукцию этой картины можно встретить в кабинетах многих современных финских юристов и судей.Информация со страницы в ВК сообщества…

0 комментариев

Из истории финского Петербурга

Лев Успенский вспоминал, как на масленицу в Петербург из пригородов, с Карельского Перешейка, приезжали любимые всеми «вейки» – «финские извозчики». Слово «вейкко» по-фински значит: «брат, браток, землячок» — что-то в этом роде. Русское (точнее петербургское) «вейка» для всех нас полвека назад означало нечто весьма приятное: «веселый масленичный извозчик».На улице с понедельничного утра (а самые задорные — и с воскресного вечера) в великом множестве появлялись лохматые «чухонские» лошадки, запряженные — то в легковые саночки, то в обычные сельские розвальни, со сбруями, разукрашенными разноцветными ленточками, увешанные — где попало, случалось даже у корня хвоста — голосистыми колокольцами и бубенцами, большими, маленькими, басистыми, дискантовыми… Иная такая лошаденка вся тонула в пестрых тряпочках и в звенящей меди; по тихим улицам уже издали слышался мелкосеченый, жизнерадостный суставчатый звон. У стариков светлели лица — точно так когда-то «мчалась тройка почтовая!», — а ребята с утра до ночи клянчили у матерей: «Мам, на вейке! Мам, хочу на…

0 комментариев