Анатолий Николаевич Демидов (1812–1870)

«Нужно как-нибудь деликатно намекнуть ему о нашем неудовольствии его поведением. Анатолий Демидов — милый и умный молодой человек, он все поймет и, я уверена, исправится...».
- Александра Федоровна, супруга Николая I
«Состояние здоровья Павла Николаевича Демидова внушает все большие опасения, наследник же его еще дитя, и опеку над заводами, случись несчастье, однозначно получит Анатолий Демидов. По сему прерывать с ним отношения я считаю преждевременным, и особенно в свете предстоящего перевооружения армии и полиции, ибо никто более не гарантирует Вашему Величеству лучшей цены и лучшего качества, чем заводы господ Демидовых».
- Александр Христофорович Бенкендорф
«Брак был их роковой ошибкой. Они оказались слишком разными во всем — и в интересах, и в темпераменте, и во взглядах на окружавших их людей»
- Аврора Карловна Демидова
«Едва опозоренная принцесса Матильда открыла в Париже свой салон, как финансовые дела ее бывшего мужа-рогоносца вдруг стали быстро улучшаться. Прислуга рассказывает, что Демидов тоже посещает салон, только с заднего входа. Мне кажется, что скандальный развод был частью некоего тайного плана, в детали которого были посвящены единицы избранных»
- Владимир Александрович Соллогуб
«Похороны одного из самых богатых людей Европы прошли весьма скромно, в атмосфере общей скорби и печали. Тело Анатолия Николаевича поместили в склеп, раздали по старой русской традиции денег нищим и попрошайкам и в молчании, без лишних слёз, отправились в дом его бывшей жены на поминальный обед»
- Владимир Петрович Мещерский

Малоизвестный двойной портрет кисти Делакруа. Делакруа–Демидов–де Морнэ

Картина Эжена Делакруа, изображающая Анатолия Демидова в квартире графа Шарля-Энгара де Морнэ (1803-1878), которую художник написал по возвращении из Марокко в 1833 г., была обнаружена в наше время Александром Тиссо-Демидовым в Париже (рис. 1). К сожалению, оригинал работы Эжена Делакруа (рис. 2) погиб во время Первой мировой войны (по некоторым данным в 1914 г.).

Кроме того, на сайте аукционного дома Sotheby’s нами был обнаружен эскиз Делакруа с изображением Анатолия Николаевича Демидова (рис. 3). Эскиз, вероятнее всего, был сделан в рамках подготовки к работе по созданию двойного портрета, изображающего де Морнэ, принимающего своего друга Анатолия Демидова. Демидов находится здесь в том же положении, что и на двойном портрете, что говорит о том, что художник создал этот рисунок в конце процесса формирования сюжета полотна, непосредственно перед началом работы над картиной.

В 1832 г. Делакруа также написал маслом картину, которая в настоящее время хранится в Лувре, на ней изображен интерьер квартиры графа де Морнэ на улице Верней в Париже (рис. 4). Интерьер декорирован тканью, напоминающей палатку в восточную сине-белую полоску. Делакруа вообще с удовольствием изображал интерьеры. Они у него всегда отличались ярким колоритом, который, по словам Шарля Бодлера, «носит отпечаток красок, свойственных пейзажу и интерьерам Востока». Представленная работа подтверждает это наблюдение великого поэта.

С графом де Морнэ художника связывали приятельские отношения, они познакомились в конце 1831 г. благодаря Анри Дюпончелю, директору Парижской оперы, по просьбе мадмуазель Марс, официальной любовницы Морнэ. Мадмуазель Марс, несравненная актриса-инженю, стремилась найти приятного спутника в путешествие для своего возлюбленного. Известно, что Морнэ и Делакруа ужинали вместе в канун нового 1832 г. Так, в январе 1832 г., художник отправился исследовать новый для него континент. Он был потрясен красотой и очарованием северной Африки. Делакруа провел шесть месяцев, путешествуя вместе с дипломатической делегацией де Морнэ, в которой ему было поручено документировать путешествие в художественных произведениях. Делакруа неустанно работал, заполнив семь дорожных альбомов быстрыми набросками. Иногда это были акварели. Из этой серии работ сохранилась также акварель с фигурой Шарля-Энгара де Морнэ во время официального приема в Марокко (рис. 5). Великолепный портрет, написанный Делакруа, увековечил молодого дипломата, с худощавым лицом, светлыми и вьющимися волосами, стройного и элегантно одетого в военный костюм, меч сбоку.

По возвращении из поездки Делакруа создал серию потрясающих картин, пронизанных духом Востока, который он открыл для себя с удивлением, и который стал источником его вдохновения на всю оставшуюся жизнь.

Художник продолжал часто встречаться с графом де Морнэ, о чем говорит его портрет, датированный 1837 г., созданный через несколько лет после окончания поездки. Эта работа хранилась в коллекции Анатолия Демидова на вилле Сан-Донато, в настоящее время портрет находится в Художественной галерее Йельского университета (рис. 6). Портреты де Морнэ, которые создал художник, в некотором роде отдают дань уважения тому, кто взял его в главное увлекательнейшее путешествие его жизни.

У Демидова, Делакруа и де Морнэ были общие друзья, в том числе мадемуазель Марс, любовница графа, через которую они впервые познакомились. Александр Дюма писал в своих «Воспоминаниях о графе»: «Морнэ был изяществом, аристократией…, и со всеми этими качествами Морнэ обладал таким же духом, как и все мы вместе взятые. Когда Морнэ, назначенный полномочным министром, уехал сначала в Великое герцогство Баден, а затем в Швецию, салон мадемуазель Марс потерял свою Полярную звезду».

Вот такое получилось интересное исследование, которое началось с фото двойного портрета Делакруа, которое разместил на своей странице в социальной сети прямой потомок Демидовых Александр Тиссо-Демидов.

Благодарим за предоставленную информацию и разъяснения А.Тиссо-Демидова.

Выставка: «Анатолий Демидов. Путешествие по России в XIX веке. Между искусством и дипломатией». Русский Православный Духовно-Культурный Центр, Париж, 26 сентября 2017 г. - 13 октября 2017 г.

На выставке был представлен набор из девяноста трех рисунков на кальке Андре Дюрана, изображающих путешествие в Россию, которое состоялось при поддержке князя Анатолия Николаевича Демидова в 1839 г. Восемьдесят девять рисунков были представлены в позолоченных лепных рамах.

Анатолий Демидов стремился строить, поддерживать и сохранять двусторонние франко-российские отношения. С этой целью он финансировал и организовал две научные, художественные и археологические экспедиции в 1837 и 1839 гг. Первая направилась на юг России и в Крым. Он собрал команду из двадцати двух ученых и художников во главе с Фредериком Ле-Пле. Вторая экспедиция является дополнением к первой. Анатолий Николаевич отправил в Россию художника Андре Дюрана (1807–1867) в 1839 г., полностью финансировав его поездку. Художник путешествовал по России 161 день. В частности, он рисовал виды Санкт-Петербурга, Москвы, Нижнего Новгорода, Ярослава и Казани. Его рисунки — это возможность заново открыть Россию для Европы.

Итогом этой большой работы был выход в свет в 1849 г. альбома литографий. Литографии А. Дюрана открывают перед зрителем процветающую страну, они сохранили образы русских столиц и многих других древних русских городов середины XIX века.

Карта путешествия Андре Дюрана в 1839 г.